Георгий гречко

Георгий Гречко: жизнь и общественно-научная деятельность после ухода из космонавтики

После ухода из отряда космонавтов в 1986 году был переведен из НПО «Энергия» в Институт физики атмосферы Академии наук СССР. С июля 1986 года по март 1992 года был инструктором космонавтом испытателем 1-го класса Института физики атмосферы АН СССР, заведующим лабораторией «Исследования атмосферы Земли космическими средствами». С 1992 года по 1997 год работал ведущим научным сотрудником Института физики атмосферы РАН. С 1997 года был заместителем председателя наблюдательного совета «Банка инвестиций и сбережений». В 2007 году был избран членом совета директоров ОАО «Инвестсбербанка» (c 2008 года — ОАО «ОТП Банк»). Одновременно с научной и инженерной деятельностью Георгий Гречко занимался общественной работой. Был председателем Федерации горнолыжного спорта СССР и председателем Федерации автоспорта СССР. В 1979-1992 годах являлся заместителем председателя Советского комитета защиты мира, а в 1993-1994 годах — председателем Федерации мира и согласия (консультативный орган ООН). В 2002-2008 годах — президентом Северо-западной межрегиональной общественной организации Федерации космонавтики РФ, почетный президент Ассоциации планетариев России.

Георгий Гречко является автором 28 научных статей, опубликованных в отечественных и иностранных журналах, брошюры «Старт в неизвестность», книги «Космонавт № 34. От лучины до пришельцев», соавтором книги «В кадре — планета». Вместе с космонавтом Алексеем Губаревым снял на станции «Салют-4″ научно-популярный фильм «Командировка на орбиту». С 1979 по 1990 год он был ведущим программы «Этот фантастический мир» на телевидении. Программа представляла собой цикл телевизионных экранизаций произведений известных советских и зарубежных писателей фантастов. 6 июля 2016 года глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин включил космонавта в состав Совета Героев СК. Георгий Гречко имел степень доктора физико-математических наук (1984), был летчиком космонавтом СССР (1975), инструктором космонавтом испытателем 1-го класса (1978), он — дважды Герой Советского Союза (1975, 1978), Герой Чехословацкой Социалистической Республики (1978). Награжден тремя орденами Ленина (1975, 1978, 1985), чехословацким орденом Клемента Готвальда (1978), индийским орденом «Кирти Чакра» (1984), медалями, в том числе «За заслуги в освоении космоса» (2011), имел награды общественных организаций. Был лауреатом Государственной премии Украинской ССР и Государственной премии Эстонской ССР. Гречко являлся действительным членом Международной Академии астронавтики, академиком Международной академии науки и бизнеса. Был почетным гражданином городов Калуга, Ангарск (Россия), Джезказган, Аркалык (Казахстан), Прага (Чехия), Варна (Болгария) и других.

Гречко Георгий Михайлович (1931- гг.)

Краткая биография:

Число выходов в открытый космос: 1;

Георгий Гречко – 34-й советский космонавт, дважды герой СССР: биография, космос, личная жизнь, знаменательные даты, первый полет, Союз, Салют, причина смерти.

Гречко Георгий Михайлович – 34 космонавт СССР и 75 космонавт мира.

Гречко Георгий Михайлович родился в Ленинграде в мае 25 числа 1931 года, во время Российской Советской Федеративной Социалистической Республики.

Совершил три полёта, длительность которых в сумме составляет 134 сут, 20 ч, 32 мин, 58 сек. Один раз он выходил в открытый космос, продолжительность длилась час, 28 мин. В 1966-ом, получил статус космонавта ОКТ-1.

В 1949-ом Георгий закончил среднюю школу имени К. Мая в городе Ленинград, на сегодняшний день школа номер 5, находится в Василеостровский районе.

В 1955-ом был выпускником, отличником Военмех института, став инженером механиком. Защита дипломного проекта прошла в ОКБ-1.

В 1967-ом заслужил степень кандидата по техническим наукам, защитив диссертацию по системе посадки «Луны-9» и «Луны-13».

В феврале 1984-ого ему вручили степень, как доктору физикой математических наук.

Космос

Весной 66-ого, по 25-ому приказу о формировании в летно-испытательном отделе девяностой группы, готовящей инженеров-испытателей, был вновь отправлен на обследование, прошедшее отлично. В мае, в этом же году ему пришлось пройти комиссию в ЦКБЭМ и благодаря приказу Мишина стал частью первой группы, кондидатирующей в космонавты-испытатели ЦКБЭМ.

В 1973 году с июля по сентябрь ему пришлось подготовиться к полету на космическом корабле «Союз», как бортинженер экипажа номер два, на пару с Губаревым. В сентябре 27-ого, в момент стартировки космического корабля «Союз-12» являлся дублером бортинеженера.

С 10-ого декабря 1973-го по 31 мая 1974-го год готовился, чтобы полететь совместно с Губаревым, как бортинженер 1-ого экипажа на ДОС-4. Начиная в июне и заканчивая в декабре 1974-го, перепрошёл подготовку, по причине опоздания запуска «Салюта-4».

Первый полет

Первый полёт продлился 29 сут 13 ч 19 мин и 45 сек, позывной — «Зенит-2». Стартовал с Губаревым в январе, 11-ого числа и закончил 9 февраля 1975-го как бортинженер космического корабля «Союз-17» на ДОС-4 «Салют-4».

Второй полет

Второй полёт продлился 96 сут 10 ч и 7 сек позывной — «Таймыр-2». Стартовал с Романенко 9 декабря и закончил 16 марта 1978 года, как бортинженер космического корабля «Союз-26» на ДОС-5 «Салют-6».

Третий полет

Третий полёт продлился 8 сут 21 ч 13 мин и 6 сек со стартовым позывным «Чегет-два» и посадочным позывным «Памир-два». Стартовал 17 сентября и прибыл 26 сентября 1985 года, как бортинженер космического корабля «Союз-Т-14» на старте и «Союз-Т13». Использовалась программа недолгого полёта во время пересменки на станции «Салют-7».

Личная жизнь

Его отцом являлся Гречко Михаил Федорович, родившийся в первый год 20 века и умерший в 1978-ом, при возрасте семидесяти семи лет. Матерью являлась Гречко Александра Яковлевна, родилась в 1907-ом и скончалась в 1978-ом году.

Первая бывшая жена Тутынина Нина Викторовна, родившаяся в 1932 и умершая в 1999 году. Во время жизни являвшиеся инженером «Энергии», ГКБ НПО группы.

Второй бывшей женой была Казекина М. Г. родившаяся в 38-ом. Работавшая учительницей иностранных языков, к сегодняшнему дню является пенсионеркой.

Третья жена Гречко Людмила Кирилловна, родившаяся в 53-ем, работающая медицинским консультантом в «Цирконе».

Старший сын А. Г. Гречко родился 18-ого ноября, 58-ого. Проработал инженером коммерческой службы. Младший сын М. Г. Гречко появился на свет 25-ого июня, 1962 года. Является заведующим в отделе ГосНИИГА.

Увлечение

Космонавт увлекался различными хобби: подводные путешествия с аквалангом, горные лыжи, стрельба и автоспорт. 66-ого года, месяца август, на протяжении десяти дней пробыл на чёрном море и стал участником водных тренировок на искусственном корабле «Союз».

Первый отряд ребят и на 10 G крутили, и на 12 G, считая, что это их тренирует. Но только запас молодости и здоровья позволял выдержать перегрузки

– Вы говорили о жёстком, даже жестоком отборе космонавтов. Жёсткий, это понятно, тем более столько претендентов. А почему он был жестоким?

Когда пришли мы, такого уже не было. А в Первом отряде кем-то было высказано мнение, что человека надо тренировать к переносимости перегрузок. Хотя, по-моему, уже в то время был снимок, где американцы крутили обезьяну на центрифуге до 8 G. А потом её препарировали, и в каждом внутреннем органе были точечные кровоизлияния. А Первый отряд ребят и на 10 G крутили, и на 12 G, считая, что это их тренирует. Но только запас молодости и здоровья позволял выдержать перегрузки. Но, слава Богу, когда мы пришли, Второй отряд, то этого уже не было.

Но было, например, такое испытание: тебя сажали в сауну. Вы скажете: какое это испытание? Сауна – это приятно. Да, конечно, приятно, когда ты там голышом. А нас сажали в зимнем авиационном снаряжении: меховые унты, меховые штаны, меховая куртка, шапка. И нужно было сидеть до тех пор, пока температура тела не поднимется на два градуса. Но если 36,6 – нормальная температура, то надо 38,6. А 38,6 – это уже болезнь. Мне кажется, что были случаи, что после таких исследований человека списывали. Конечно, не писали, что это из-за исследований, на что-то ссылались, но, как говорят, «вскрытие показало, что пациент умер от вскрытия».

Вестибулярные тренировки тоже были такими, что иногда доводили человека до рвоты. И всё равно, до сих пор до конца не понятно, какой космонавт будет чувствовать себя в космосе на «отлично», какой на «хорошо», какой очень даже «плохо». Т.е. медицина что-то ещё не знает, поэтому они, может быть, и перестраховывались. А иногда перехлёстывали. Знаете анекдот, когда солдат своему офицеру подаёт спички? А тот говорит: «Спички не горят, что это за спички такие плохие?» Солдат: «Нет, я перепробовал, каждая горела!» Что-то подобное было и с космонавтами.

Сейчас уже намного легче: чтобы сердце здоровое было и хороший вестибулярный аппарат – чтобы тебя не укачивало в машине, на море. Подтренируют, плати 20 миллионов и лети.

– Эти испытания были неоправданны? В космосе такого не было?

Я не знаю случая, чтобы у космонавтов в полете была температура 38,6. В космосе 99% космонавтов не тошнило и не рвало. А там (на тренировках) укачивали: будь здоров! Меня даже хотели списать за то, что вроде бы я плохо переношу укачивание. Настолько были жёсткие меры, что раз у тебя есть лёгкое отклонение, то негоден. Но вот у меня было три полёта в космос. В первом полёте чувствуешь себя неуверенно, не знаешь своих сил, а во втором, третьем я был, как рыба в воде, хотя в третьем полёте мне было уже 54 года.

– Когда Вы перечисляли критические ситуации – то, что Вы тонули, на скале висели, Вы ничего не сказали про космос.

В космосе у нас один раз был пожар, это страшновато, потому что даже на Земле пожар – страшно. А ещё в заданное время не открылся парашют, и я думал, что я мертвец. Очень было страшно, но удалось страх преодолеть. А сейчас в свои восемьдесят лет я однажды перепарился в бане и стал терять сознание, сел на плиточный пол и слежу за своим состоянием, как будто со стороны – туда или обратно? Потом думаю: «Что же такое? Когда я был молодой, когда считал, что оставалось жить пять минут, то перепугался до полусмерти. А тут тоже вроде жизнь уходит, а я смотрю с интересом: как она уходит, вернётся или не вернётся?»

– В космосе были розыгрыши, возможности пошутить?

Понимаете, у меня мама – белоруска, папа – украинец, у него было два брата, и они все любили шутить. Я вырос в атмосфере хороших шуток. Конечно, в трудной работе, в трудных обстоятельствах – хоть во время войны, хоть во время космического полёта – шутка всё-таки помогает. Иногда она разряжает атмосферу, иногда просто смешит.

Один врач прочёл нам свою шуточную поэму о даче, что «я на дачу еду – плачу, ну а с дачи – хохочу», «дача, чтобы оттуда вести продукты, а я вечно везу туда». И эта шуточная поэма нам на неделю дала заряд.

Был такой розыгрыш: я запускал «летающие тарелки» и выдавал их за пришельцев. Поверили! Потом это перешло и к Главному, потом в ЦК, но когда я сказал, что это я сам запускал, то оказалось, что в такую правду никто верить не хочет. Все хотят верить в красивые розыгрыши, а в стандартную обычную правду никто верить не хочет.

Особых талантов у меня не было, всё давалось трудно, я с детства всегда засиживался за уроками за полночь

Когда наша армия нас освободила, то я сбежал. Мама хотела, чтобы меня кто-то прихватил по пути домой, в Ленинград. А я сбежал. Купил билет, сорвал в огороде несколько огурцов, на базаре купил несколько яиц и поехал сам. Поезда тогда ходили очень плохо. Пока я ждал поезда, там были двое раненых – у одного рука была ранена, у другого нога. Я им то попить, то ещё что-то приносил, и так мы вместе поехали.

Как-то до войны дома в Ленинграде мама очень перепугалась, когда ночью она встала поправить мне одеяло. Я спал в детской кровати, а меня нет, в комнате нигде нет. Конечно, она ужаснулась. А я, оказывается, упал с кровати, закатился под неё, и там сплю. Почему я это рассказываю? Кровать была широкая, нормальная. А в этой поездке в Ленинград мне досталась на вокзале вот такая узенькая лавочка для сна, и я с неё не упал.

По дороге в Ленинград я заехал в Москву. Я же читал стихи про лестницу-чудесницу в метро. В какое метро не сунусь – обычные лестницы. Но потом мне подсказали, что на Киевской есть лестница-чудесница, я там туда-сюда, туда-сюда покатался. Потом поехал в Парк Культура и Отдыха, там была выставка трофеев: немецкие танки, пушки, пулеметы, самолёты, в т.ч. ракетный самолёт Мессершмидт 163.

Потом приехал домой, мама меня не ожидала. Я позвонил. «Кто там?» – она открывает, я к ней бросаюсь, а она от меня. Просто были времена с этой «чёрной кошкой», грабежами, а она не ожидала, я же внезапно приехал.

Я стал учиться дальше. Особых талантов у меня не было, всё давалось трудно, я с детства всегда засиживался за уроками за полночь. У меня была мечта: с субботы на воскресение, один раз в неделю поспать вдоволь. Вот мне уже восемьдесят, а мечта ещё не осуществилась! В космос слетал – мечта осуществилась, а чтобы поспать, пока не получается.

Я читал научно-фантастические произведения, увлекался приключениями в космосе, потом стал собирать популярные книжки о космосе. И так создалась мечта – не космонавтом стать, потому что Циолковский писал, что космонавты будут через сто лет, а моя мечта была – стать ракетостроителем, участвовать в постройке большой ракеты, а сын или внук, чтобы на ней уже полетели. Но прогресс науки и техники так рванул, что я даже сам успел слетать.

У дедушки, меня возили ещё к белорусскому дедушке, в хате не было ни электричества, ни лампы керосиновой, ни свечей. Хата освещалась лучиной – щепкой горящей, при этой лучине дед читал Библию и «Ниву». А через пятьдесят лет я был в космосе. За пятьдесят лет наука и техника шагнули от лучины до космоса! А человек за это время не просто не прогрессировал, а у меня складывается впечатление, что человек деградирует. Создаются опасные ножницы между могуществом науки и человеческой жадностью, потребительской жизнью, человеческой жестокостью. Это очень опасно. Говорят, что мы Пятая цивилизация, так вот, мы можем себя уничтожить. Потом, может, зародится Шестая?

Когда я заканчивал школу, то нашёл институт – Ленинградский Военно-Механический, где был факультет реактивного вооружения. Вооружение меня никогда не интересовало, хотя стрелял я хорошо. Но я понимал, что самая большая ракета, которая является вооружением, когда-нибудь станет космической. Я окончил институт, у меня за пять лет обучения не было ни одной «4», все были «5». Опять тяжело, за счёт ночей.

Я очень хорошо сдал экзамены в Ленинградский Военно-Механический институт, но меня принимать не захотели, потому что в моей анкете было написано, что я был в оккупации. Чтобы мне разрешили въезд в Ленинград, я в райкоме партии получил официальную справку с печатью, что я с немцами не сотрудничал – мне было одиннадцать лет. И всё равно мне это припомнили. Сначала не хотели принимать в институт, потом хотели выгнать из института. Не давали права работать с закрытыми документами. Опять Бог миловал.

Георгий Гречко: биография, достижения, жизненный путь космического исследователя

Космонавт России Георгий Михайлович Гречко родился 25 мая 1931 года в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург) в семье служащего. Детские и школьные годы провел в Ленинграде. В 1941 году за неделю до начала Великой Отечественной войны родители отправили его на каникулы к бабушке на Украину. Два года провел в оккупации. В 1943 году вернулся в Ленинград. Будучи школьником в 1947 году Георгий Гречко участвовал в работе заполярной геолого-разведочной партии на Кольском полуострове. В 1949 году окончил среднюю школу в Ленинграде, в 1955 году — с отличием Ленинградский военно-механический институт (Военмех). Дипломный проект защитил в конструкторском бюро Королева (ОКБ-1 НИИ-88 МО СССР, позже переименованного в ОКБ-1, затем в Центральное конструкторское бюро экспериментального машиностроения (ЦКБЭМ), позже в НПО «ЭНЕРГИЯ», ныне РКК «Энергия» им. С.П. Королева) в Калининграде (с 1996 года — Королев) Московской области и туда же был распределен после окончания института. На предприятии работал с 1955 года инженером, с 1959 года — старшим инженером, с 1961 года — начальником группы. Георгий Гречко участвовал в запуске первого в мире искусственного спутника Земли, принимал участие в подготовке и запуске многих советских космических аппаратов. В мае 1966 года он был зачислен в 731-й отдел (отряд космонавтов) ЦКБЭМ начальником группы кандидатов в космонавты-испытатели. В апреле 1968 года был назначен испытателем того же отдела. В мае того же года был зачислен в отряд космонавтов ЦКБЭМ. Георгий Гречко прошел полный курс общекосмической подготовки. Готовился в составе группы к полетам по советской лунной программе, после закрытия которой был переведен на подготовку к полетам на кораблях типа «Союз» и орбитальных станциях типа «Салют». В июне 1970 года входил в состав дублирующего экипажа при полете космического корабля «Союз-9″, в сентябре 1973 года в состав дублирующего экипажа при полете космического корабля «Союз-12″. Свой первый космический полет Георгий Гречко совершил 10 января — 9 февраля 1975 года вместе с Алексеем Губаревым в качестве бортинженера космического корабля «Союз-17″ и орбитального комплекса «Салют-4″ — «Союз-17″ (позывной — «Зенит-2″). Продолжительность полета составила 29 дней 13 часов 19 минут 45 секунд. Второй космический полет совершил 10 декабря 1977 года — 16 марта 1978 года вместе с Юрием Романенко в качестве бортинженера космического корабля «Союз-26″ и орбитального комплекса «Салют-6″ — «Союз-26″ (позывной — «Таймыр-2″). Во время полета на борту комплекса 20 декабря 1977 года совершил выход в открытый космос, во время которого был произведен осмотр и оценка работоспособности одного из стыковочных узлов станции. Работы в открытом космосе заняла один час 28 минут. Продолжительность полета составила 96 дней 10 часов семь секунд. В дальнейшем Георгий Гречко проходил подготовку к международным полетам в космос. В апреле 1984 года он входил в состав дублирующего советско-индийского экипажа при полете космического корабля «Союз Т-11″. В свой третий космический полет Гречко отправился 17 сентября 1985 года в качестве бортинженера космического корабля «Союз Т-14″ по программе краткосрочного полета в период пересменки на станции «Салют-7″. 26 сентября 1985 года возвратился на Землю на космическом корабле «Союз Т-13″. Продолжительность полета составила восемь дней 21 час 13 минут. Всего за три полета в космос Гречко налетал 134 дня 21 час 32 минуты 52 секунды. Результатом научных исследований и уникальных экспериментов, проведенных им на орбитальной станции, стало развитие гипотезы о тонкой слоистой структуре атмосферы Земли.

Книги

  • Гречко Г. М., Мелуа А. И., Пешков А. Б., Селиванов Н. П. Земля — наш дом во Вселенной. — М.: Стройиздат, 1983.
  • Гречко Г. М., Мелуа А. И. В кадре — планета. — М.: Советская Россия, 1984.
  • Гречко Г. М. Старт в неизвестность. — М.: Правда, 1989.
  • Осташев А. И. Испытания ракетно-космической техники — дело моей жизни: события и факты. — Королёв, 2005. — 284 с.
  • Гречко Г. М. Космонавт № 34. От лучины до пришельцев. — М.: ОЛМА Медиа Групп, 2013.
  • С. П. Королёв. Энциклопедия жизни и творчества / Под ред. В. А. Лопота. — М.: РКК «Энергия» им. С. П. Королёва, 2014. — ISBN 978-5-906674-04-3.
  • Ильинский В.Н, Кузин В.Е., Саукке М.Б. Космонавтика на значках СССР 1957-1975 гг. М.; СВЯЗЬ, 1977 Предисловие Гречко Г.М.

Учёный обязательно должен верить в Бога

После трёх полётов в космос Глушко (Валентин Петрович Глушко, с 1974 г. директор и генеральный конструктор НПО «Энергия» – объединения основанного В. П. Глушко ОКБ и КБ, руководимого ранее С. П. Королевым/ ред.) мне написал: готовься к четвёртому. Сергей Павлович уже умер, погиб на хирургическом столе во время операции.

Но я понял, что космонавты с большим трудом, с риском добывают знания, научные данные, а потом кто-то их обработает, диссертацию напишет, остальное выкинет. Я девять лет был дублёром, я понимал, как это тяжело, и поэтому сам ушёл из отряда. Наверное, первым ушёл сам из отряда Титов, а вторым – я. Больше никто из отряда космонавтов не уходил, насколько я понимаю.

Списывали, как правило, по медицине. Я организовал в Институте физики атмосферы Российской Академии наук лабораторию по исследованию атмосферы Земли космическими средствами, инициировал создание очень хорошего прибора, мы сделали небольшое открытие. Я стал «широко известным в узких кругах» специалистом по строению атмосферы. А когда эта лаборатория уже стала известна во многих странах своей хорошей работой, то я ушёл, поскольку уже вырос новый парень, который лучше меня мог руководить.

Я ушёл на пенсию. Теперь у меня есть возможность сидеть по ночам не над ненавистной ботаникой и не над зоологией, а меня интересует религия. У меня есть полка книг о религии: о нашей религии, есть Коран, зороастризм меня интересует, иудаистская религия. Я сам – православный. Я верю в Бога. Но я считаю, что надо знать и другие религии, тем более, что там много интересного.

Кроме того, меня интересует эпоха Ивана Грозного: непонятно с опричниной, почему она резко возникла и резко исчезла? Меня интересует, как возникла наша Солнечная система, потому что не всё идёт по теории Шмидта: скажем, Луна не получается, если моделировать процесс создания Солнечной системы, да и Земля с океанами не получается. Вроде бы это были какие-то столкновения, и тогда получилась вот такая Солнечная система.

Меня интересует ещё наша цивилизация, как она создавалась. Потому что, если методом проб и ошибок, если по Дарвину, в принципе, может развиться «человек разумный» (правда, мне кажется, у нас только название homo sapiens, но мы не разумные).

Мне кажется, был Каменный век, потом Медный, потом Серебряный, оставался только один шаг до Золотого, и вдруг мы покатились обратно – упорно стремимся обратно в Каменный век. Возникновение человека – там тоже есть загадка, потому что моделировали, как из животного может получиться человек. Моделирование показало, что это вполне возможно, но для этого нужно времени больше, чем время существования нашей планеты и нашего Солнца. Видимо, всё-таки, был Акт творения, а не просто тупой природный перебор.

– Георгий Михайлович, можно задать вопрос: Ваши родители были верующими?

Мои родители были атеистами.

– И как Вы пришли к вере в Бога? Это очень интересно.

С моим характером – лезть везде, где опасно, где грохот, высота, скорость – сам бы я не выжил. Я понял, что есть Бог, есть Ангел-Хранитель, который меня по этой жизни ведёт и ведёт довольно жестко.

Когда я нахально поверил, что у меня судьба стать космонавтом, я по доверчивости, по глупости, по горячности чуть не сломал свою судьбу. И каждый раз Ангел-Хранитель меня жестоко наказывал, но самым невозможным, невероятным, непредсказуемым образом возвращал на линию моей жизни. Поэтому я верю в Бога.

И ещё я, в какой-то степени, вступал с уважаемыми мной учёными в полемику – о противостоянии науки и религии. Я писал, что сейчас наука настолько всесильна, что от неё может быть огромная польза и огромное зло.

И если человек верит в Бога, если он хотя бы соблюдает Десять заповедей, то он свою науку не обратит во зло. Поэтому я говорил: «Учёный обязательно должен верить в Бога». Хотя бы в хорошее, доброе, вечное. Лучше верить в доброе, вечное, чем не верить ни во что.

Великая Отечественная: на фронте

Первые дни на фронте для Андрея Антоновича были самыми тяжелыми. Практика военных действий сильно отличалась от теории, которую преподавали в мирное время. Гречко пришлось ориентироваться и подстраиваться под обстоятельства сразу на месте и в кратчайшие сроки. Не хватало боеприпасов. Нечем было останавливать даже пехоту, не говоря про танки. А начальство насчет этого молчало и только отдавало приказы наступать и разбить немцев. Дивизия Гречко, стиснув зубы, дралась в этих кошмарных условиях.

Но уже в 1941 г. Красная Армия начала одерживать победы. В этом году Гречко уже возглавлял 5-й кавалерийский корпус, который в 1942 г. освободил Барвенково. После многих успешных боев, чуть позже, Андрею Антоновичу передали в подчинение 12-ю армию, обороняющую ворошиловоградское направление. Затем, осенью 1942 г., Гречко стал командовать 47-й армией. Они обороняли Черноморское побережье. Несколько позже стал командиром 18-й армии, действующей в направлении Туапсе.

После победы под Сталинградом в 1943 г. будущий Маршал СССР Гречко стал командовать 56-й армией. 9 октября он первым сообщил в Генштаб об освобождении Кавказа. Андрей Антонович отлично зарекомендовал себя в многочисленных боях и был назначен заместителем командующего 1-го Украинского фронта. Благодаря искусной перегруппировке войск, которую провел Гречко, 3-я танковая и 38-я армия мощным наступлением разгромили немцев в Киеве.

Космические экспедиции

Вскоре он все-таки покинул скамейку запасных. Первый полёт 44-летнего бортинженера Гречко состоялся в начале 1975 года. На корабле находился и другой пилот — А. Губарев. Тогда произошла удачная стыковка двух кораблей: космического аппарата и орбитальной станции.

Через два года космонавт Георгий Гречко в очередной раз отправился в новое путешествие. Этот космический вояж стал рекордным по продолжительности уже не только для Советского Союза, но и всего мира. Космонавты Г. Гречко и Ю. Романенко находились в космосе 96 дней. Они как будто утверждали советское присутствие во всей Вселенной, пилотируя корабль «Салют-6». Между прочим, во время этого путешествия бортинженеру пришлось выходить и в открытый космос. Он находился там почти полтора часа.

На протяжении последующих семи лет космонавт готовился к очередным международным программам. Весной 1984-го он вошел в дублирующий советско-индийский экипаж. А на следующий год космонавт Гречко, фото которого вы имеете возможность увидеть в статье, в третий раз полетел в космос. Кстати, для этого он сам разрабатывал научную программу. Данный полет состоялся, когда ему было уже 54 года.

Космонавт Гречко Георгий Михайлович вспоминал, что каждая космическая экспедиция была настоящей научной победой. Но, разумеется, многое скрывалось от советского общества. Так как не все миссии были стопроцентно успешными. Однажды был пожар на орбите, в другой раз пришлось ремонтировать уникальнейший телескоп. А как-то раз экипаж совершил аварийное приземление.

Личная жизнь

Личная жизнь Георгия также была насыщена событиями, о чем свидетельствуют три брака, наличие детей и внуков. Первой женой летчика-космонавта стала его ровесница Тутынина Нина Викторовна – инженер в ГКБ НПО «Энергия». Во втором браке с преподавателем иностранного языка Казекиной Майей Григорьевной (1938 год рождения) родились двое детей – сыновья Алексей (1958) и Михаил (1962).

Третьей женой стала Людмила Кирилловна 1953 года рождения, работавшая главным врачом в федерации космонавтики. В 1979 году в семье родилась дочь Ольга.

Георгий Гречко с семьей

У Георгия Михайловича было много разных хобби: катался на горных лыжах, опускался под воду с аквалангом, занимался стрельбой и любил автоспорт. С детства, после того как ему подарили альбом с марками, увлекся филателией. Коллекция его марок посвящена космонавтике.

Гречко был страстным поклонником научной фантастики и произведений классиков мировой литературы: Ф. Достоевского, Г. Грина, Р. Бёрнса и других. Сам он тоже писал и стал автором нескольких книг. Одна из них – «Космонавт № 34. От лучины до пришельцев» – содержит воспоминания о людях, полетах в космос, веселые и немного грустные сюжеты из жизни. В книге много уникальных фото и рисунков.

Часть коллекции Георгия Гречко

Здоровье ветерана космоса долгие годы не волновало Гречко, и он оставался самым старшим из всех живущих в новом веке космонавтов.

Первые дерзания

1978: «„Салют-6“ — 96 суток в космосе»

Отец желал, чтобы сын дальше пошел в науку и занимался диссертацией. Однако Гречко-младший поступил иначе и устроился в ОКБ-1 к Королеву строить ракеты, переехав в Подлипки. Здесь он вскоре женился на Нине Тутыниной. Георгий Михайлович принял участие в создании первого искусственного спутника, за что получил свою первую медаль. Позднее по заданию Королева ездил вместе с исследовательской группой к месту падения Тунгусского метеорита, где якобы мог находиться корабль марсиан, но найти его не удалось. Зато получилось продвинуться по карьерной лестнице, сначала заняв должность старшего инженера, а затем начальника группы.

Несмотря на то, что первых космонавтов набирали из военных летчиков, Сергей Павлович справедливо считал необходимым привлекать гражданских лиц для работы бортинженерами и выполнения научной программы

В первую очередь внимание обращали на работников ОКБ-1, среди которых был и Георгий Гречко

Для попадания в число избранных нужно было пройти суровые медицинские тесты. Например, нужно было просидеть 2 часа в бане в зимнем обмундировании, пройти знаменитые параллельные качели Хилова или прыгать с парашютом. Во время этого испытания он сломал ногу, но это не помешало успешно преодолеть отбор.

Биография

Ранние годы

Родился 25 мая 1931 года в городе Ленинграде в семье служащего. Мать — Александра Яковлевна, главный инженер завода, белоруска родом из города Чашники (ныне — Витебская область), отец — Михаил Фёдорович, младший научный сотрудник, украинец родом из Черниговской области. В 1955 году окончил с отличием Ленинградский механический институт, работал в ОКБ-1.

Член КПСС. С 1966 года в отряде космонавтов.

Космические полёты

Совершил три космических полёта, общая продолжительность которых составляет 134 дня 20 часов 32 минуты и 58 секунд и совершил один выход в открытый космос продолжительностью 1 час 28 минут.

В 1968—1969 годах входил в группу космонавтов, готовившихся по советским программам облёта Луны Л1/«Зонд» и посадке на неё космического корабля Л3. Полёты пилотируемых кораблей «Зонд» по лунно-облётной программе были отменены после того, как США совершили первый полёт вокруг Луны на «Аполлоне-8» в декабре 1968 года, а параллельная лунно-посадочная программа (в полёте по которой бортинженер, в данном случае — Г. Гречко, должен был оставаться на окололунной орбите, когда командир экипажа высаживался на Луну) также не была реализована.

С 11 января по 9 февраля 1975 года совместно с А. А. Губаревым совершил полёт на КК «Союз-17» в качестве бортинженера. 12 января 1975 года «Союз-17» произвёл стыковку с находившейся на орбите с 26 декабря 1974 года орбитальной станцией «Салют-4» и космонавты перешли на станцию. Полёт продолжался 29 суток 13 часов 20 минут и стал рекордным по продолжительности для советских космонавтов на тот момент. 12 февраля 1975 года за успешное осуществление полёта экипажу было присвоено звание Героев Советского Союза.

С 10 декабря 1977 года по 16 марта 1978 года совместно с Ю. В. Романенко совершил полёт на космическом корабле «Союз-26» и орбитальной станции «Салют-6» в качестве бортинженера. В полёте, длившемся 96 суток 10 часов (на тот момент — мировой рекорд пребывания на орбите), к орбитальной станции пристыковывались космический корабль «Союз-27» (экипаж: В. А. Джанибеков, О. Г. Макаров), грузовой транспортный корабль «Прогресс-1» и космический корабль «Союз-28» (экипаж: А. А. Губарев, В. Ремек). Экипаж Романенко—Гречко возвратился на корабле «Союз-27». В этом полёте космонавты стали первыми, кто принял экипаж посещения, транспортный грузовой корабль, интернациональный экипаж по программе «Интеркосмос» и кто встретил Новый год в космосе.

За этот полёт Г. Гречко было присвоено звание дважды Героя Советского Союза и Героя ЧССР. В честь этого полёта одна из улиц города Северодвинска была названа улицей Советских космонавтов.

17—26 сентября 1985 года в качестве бортинженера совместно с командиром В. В. Васютиным и космонавтом-исследователем А. А. Волковым совершил третий космический полёт на космическом корабле «Союз Т-14» и орбитальной станции «Салют-7». После работы на борту орбитального комплекса «Салют-7» — «Союз Т-13» — «Союз Т-14», возвратился на Землю вместе с В. А. Джанибековым на космическом корабле «Союз Т-13». Выполнив этот полёт в возрасте 54 лет, в течение 10 лет оставался самым пожилым в СССР/России человеком, побывавшим на орбите (это достижение немного превысили сначала в 1995 году Г. Стрекалов, а в 1998 году — В. Рюмин).

Другая деятельность

Кандидат в мастера спорта по автоспорту, являлся членом президиума Федерации автоспорта СССР. Имел 1-й разряд по парашютному спорту (64 прыжка), 2-е разряды по планеризму и стрельбе, 3-й разряд по самолётному спорту.

В 1989 году выдвигался в кандидаты в народные депутаты СССР от города Москвы, однако в последний момент, перед самим голосованием, снял свою кандидатуру в пользу Бориса Ельцина.

С 1977 года по 1990 год — ведущий телевизионной программы «Этот фантастический мир».

В 1980-х годах был заведующим лабораторией Института физики атмосферы имени А. М. Обухова РАН.

Могила Георгия Гречко на Троекуровском кладбище

Главный консультант фильма режиссёра Павла Арсенова «Лиловый шар» (1987), консультант фильма режиссёра Бориса Ивченко «Под созвездием Близнецов» (1979).

Снялся в фильмах «Не послать ли нам… гонца?» (1998) и «Карнавальная ночь 2, или 50 лет спустя» (2007), сыграв самого себя.

С апреля по декабрь 2001 года был ведущим прогноза погоды на неделю, который показывался после программы «Времена» на ОРТ.

28 июня 2005 года в числе 50 представителей общественности подписал «Письмо в поддержку приговора бывшим руководителям „ЮКОСа“».

Был вице-президентом ОТП Банка.

Смерть

Скончался в 06:40 8 апреля 2017 года в 81-й больнице имени Вересаева в Москве на 86-м году жизни. Похороны прошли 11 апреля на Троекуровском кладбище в Москве.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Илья Коршунов
Наш эксперт
Написано статей
134
Добавить комментарий